Подарок Союзникам.

 

 

 

 

 


С Днем Победы! 2017г.

Солдатам Великой Отечественной. Штрафникам, выжившим в кровавых сечах и встретившим День Победы! Посвящается.
Наступаем. Русский сапог ступил на вражескую землю. Враг бежит. Фронт катится на Запад. Веселее стало на душе. Русский солдат поёт. А как без песни!? Без песни никак нельзя.
Вену освободили 13 апреля 1945 года воинскими соединениями, под командованием Фёдора Ивановича Толбухина, маршала, Героя, кавалера ордена «Победы».
День Победы папа встретил в Австрии в местечке, которое Русские солдаты называли «Elfkirchen», что значит «Одиннадцать церквей».
Война «закончилась». Объявление, что война закончилась встретили стрельбой. Палили из того, что было и куда попало, палили, пока патроны не кончились, радости не было предела. Обнимались. Целовались.
Папа не пил даже тогда, когда штрафникам перед последней атакой иногда выдавали по 100 грамм… И в этот день он был трезвый как слеза.
Австрию разделили на оккупационные зоны между Русскими и Союзниками — американцами, англосаксами, французами.
Союзники стояли в самом городе, там каждый вечер и каждую ночь звучала музыка, смеялись девочки, вино текло рекой, кругом горели красные фонарики… Праздник не кончался.
Наши окопались в пригороде – землянки, окопы, часовые, режим… всё как положено, — служба. Тишина. И хотя у нас в самом городке была своя оккупационная зона, воинская часть стояла за городом. Так продолжалось с некоторыми изменениями до 1947 года пока папу не демобилизовали.
Никто уже не командовал, да и кто дерзнул бы командовать бывшими штрафниками, прошедшими всю войну.
Безделье. Тоска. Солдаты начали потихоньку бузить… И чтобы как-то скрасить быт начальство придумало провести стрельбы.
Кто лучше всех отстреляется по вдруг появляющимся и движущимся мишеням, тому презент, — полный комплект нового офицерского обмундирования, часы и прочие подарки. На стрельбы вышла вся воинская часть, стреляли долго и упорно.
Но в победители вышли только трое бывших штрафников. Выбили всё, что можно было выбить без единого промаха.
Среди Победителей мой папа Борис Иванович Воробьёв.
После баньки в новом офицерском обмундировании кровь заиграла по-новому, захотелось жить полной жизнью.
Выжившие в ужасных сечах штрафники, вернувшиеся оттуда откуда никто не возвращается, — Победители, почти не сговариваясь, решили оторваться по полной.
Наступили сумерки, нацепив майорские погоны и решив все вопросы с часовыми Победители ушли к Союзникам в английскую оккупационную зону.
Там был полный абзац, кругом играла музыка, горели красные фонарики, визжали девки, вино текло рекой и время от времени слышалась победная стрельба. Здесь были все и англичане, и американцы, и французы.
Найдя приличный кабак, Наши спустились в полуподвал по винтовой лестнице. Кабак был до отказа набит Союзниками, среди них молодые девки, — немки, австрийки.
Союзники встретили Победителей восторженно, все встали и приветствовали звоном бокалов. Специально для Русских освободили столик. Веселье набирало обороты, — гремела музыка, звучали тосты, танцевали…
Знали бы Союзники кто к ним спустился в кабак!?
Один из наших, папа называл его «фитильной», был высокого роста. Когда Союзники вставали для приветствий и для танца наш «фитильной» был выше всех.
Вот тут и началась завязка.
Русский парень высокого роста, светлые волосы, голубые глаза, плюс лёгкий флирт, плюс нестерпимый голод по женской ласке, сразил немку. Немка была также высокая, светловолосая, голубоглазая. Похоже между ними пробежала чувственная искра. Одним словом, они нашли друг друга. Начались танцы, танцы и манцы…
Потихоньку немка перебралась за столик к Нашим.
Победители не знали, что немка была с американцем и уже по всей видимости давно, похоже с тех пор, как американцы заняли свою зону оккупации.
Американец надувался, краснел, потел, но терпел такой Русский ход. За столиком американца нарастал ропот, затем ропот усилился. Союзники начали кучковаться и проявлять агрессию, показывая всем своим видом, что они не дадут своего в обиду, и что могут стереть в пыль зарвавшихся Русских.
Но Русские парни были по-детски неумолимы, как может быть неумолим влюблённый солдат. За столиком Наших смеялись, хохотали, пели, одним словом вели себя так, как будто в кабаке кроме них, плюс девочки, никого не было.
Вот снова заиграла музыка, влюблённая пара вышла на танец в центр круга. Американец не выдержал подбежал к немке и схватил её за волосы.

Дурак. Тупица.
«Фитильной», сразу и резко зарядил америкашке в дыню. Американец собрал столы, полетела посуда, послышался звон битого стекла. Всё пришло в движение…
Девчонки и обслуга разбежались по подсобным помещениям, кто-то выбежал из кабака.
Союзники уже не сговариваясь объединились и начали дружно и дерзко атаковать. Штрафники привычно заняли круговую оборону. Началось монотонное избиение.
Как им хотелось растерзать трёх Русских парней, втоптать в пол, превратить в мыло, вытащить на улицу и волоком привязав к машине утащить в нашу оккупационную зону и мёртвыми бросить.
Они с яростью набрасывались на штрафников, но каждый удар Русского Кулака отправлял Союзника в нокаут. Волна за волной Союзники откатывались и атаковали вновь, но падали как сломанные спички.
Поредели союзнические ряды, но ярость нарастала. Вход пошли, — столы, стулья, посуда, бутылки… Всё ходило ходуном…
И вот Союзники не выдержали, появились стволы, прогремели выстрелы. Сохраняя круговую оборону штрафники вынуждены были ощетиниться своими стволами.
Наступила гробовая тишина. Казалось никто не моргает и не дышит. В этом жалком кабаке штрафники могли дать свой последний и решительный бой… Но никто не чихнул, иначе не было бы меня пишущего эту историю.
Пауза слишком затянулась, и Наши организованно, потихоньку начали дрейфовать в сторону винтовой лестницы на выход. Поднимались спиной вперёд всё больше возвышаясь над Союзниками. Папа прикрывал отход. Десятки стволов смотрело в грудь Русских парней. И вот площадка перед дверью выхода.
Помню в детстве мы часто задавали друг другу головоломки типа, — что быстрее долетит до неба? Взгляд. Или, — что быстрее всего на Свете? Мысль. И так далее. Тогда я ещё не знал, что быстрее всего на Белом Свете рука Русского солдата.
Шальная мысль пронзила папе голову, он вдруг вспомнил, что в карман галифе на всякий случай он положил гранату Ф-1. Тот самый случай наступил.
Граната Ф-1, в просторечии «лимонка», предназначена для применения в оборонительных боях для уничтожения пехоты противника. Бросается строго из укрытия. Радиус разлета осколков до 100м. Поражение до 50м.
Папа резко сунул руку в карман, достал «лимонку», вырвал чеку и метнул «Подарок Союзникам». Никто из Союзников не успел выстрелить.
В этом кабаке была зафиксирована самая крупная потеря Союзников за всю Вторую Мировую войну. Факт.
Боже мой, я порой думаю, как Борис Иванович Воробьёв, мой папа выжил в этой страшной войне, с 1939 по 1947 годы. Всё время на передовой, отступал с боями от границы, дрался в Демянском котле, дважды был в штрафниках, — штрафной батальон, штрафная рота. Десятки рукопашных схваток с превосходящими силами немцев. Никогда не прятался за спины.
Его не брали ни кулак, ни нож, ни пуля. Почему?
И вот кажется совсем недавно я начал понимать. Он никогда не был на миг быстрее, никогда не был на шаг впереди.
Он бесконечно был быстрее, бесконечно был впереди.
Это моё открытие, оно абсолютно. В этом залог наших Побед, — прошлых, настоящих и будущих.
Союзники что умеют? Союзники умеют стрелять в спину, стрелять в безоружных. Убивать мирных жителей, бомбить мирные города. После Дня Победы Союзники объединёнными силами с ядерной бомбой в наличии готовились напасть на Россию. Информация есть в открытом доступе.
Им очень хотелось и очень хочется уничтожить нас Русских.
Здесь надо отдать должное руководству Советского Союза и его дипломатической мудрости. Со дня Победы и до 1949 года, когда у нас появилась атомная бомба они не позволили начаться новой бойне на уничтожение России.
Тут историки плохо поработали, этот период мало изучен. А зря, здесь есть чему поучиться.
Итак, Победители под покровом ночи пришли в своё подразделение и легли спать. На следующий день командование объявило всеобщее построение. Парни как ни в чём не бывало встали в строй. В подразделение привели немца — бармена, что наливал в кабаке шнапс. Он ходил вдоль шеренг и вглядывался в лица наших солдат, искал тех троих, что ночью танцевали вальс Иоганна Штрауса в кабаке. Наши боялись за «фитильного», его легко было опознать по росту.
Но фортуна была на стороне Победителей. Немец так никого и не узнал, и ни с чем вернулся в свой кабак разливать шнапс.
Это был последний бой моего папы. Из которого он также вышел Победителем. С Днём Победы, друзья! С Днём Победы!

 



Коментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.