Южнорусская степь эпохи энеолита и бронзы

Бескрайние просторы между реками Днепром и Уралом в 4 тыс. до н.э. занимали племена древнеямной, а затем катакомбной культур русов. Они оставили в степях по Волге и Дону, в Левобережной Украине огромное множество курганов.
Русы древнеямной культуры погребали своих покойников в грунтовых ямах, насыпали над ними курганы. Занимались «древнеямники» в основном охотой, рыболовством и скотоводством. Земледелие находилось в зачаточном состоянии, так как вышеперечисленные способы добычи пищи давали обильные плоды. Они имели повозки, тягловую силу и по необходимости перебирались с места на место. Но при этом не были кочевниками. Такой образ жизни и удаленность от центров древних цивилизаций замедляли развитие ремесел и социальных процессов. Необходимую медную утварь и орудия «древнеямники» приобретали у своих соседей-русов с предгорий Северного Кавказа.
Именно эта культура, а точнее, часть суперэтноса прарусов, проживавшая в южнорусских степях вплотную прилегала к майкопской и куро-аракской культурам Северного Кавказа и имела с ними теснейшие связи. Никаких следов военных действий и столкновений между русами Северного Кавказа и русами южнорусских степей не было обнаружено. Они мирно сосуществовали на протяжении долгих веков.
Здесь следует отметить, что ни одних, ни других мы ещё не можем назвать вычленившимися из суперэтноса русов предэтносами или этносами. И «древнеямники» и северокавказцы не вобрали ещё в себя достаточно инородного этноэлемента, чтобы вычлениться из суперэтноса и обрести свой характерный язык и свои характерные признаки, как, скажем, это произошло ранее с протоармянами и шумерами. Нет, они оставались частями суперэтноса, объединенными общим языком и традициями супеэтноса и различимыми лишь местными традициями и диалектами языка русов (как вполне различимы сейчас русские Севера и Юга России).
В начале 3 тыс. до н.э. значительная часть русов Северного Кавказа, скорее всего из-за переизбытка населения или влекомая огромными просторами, начала спускаться, переселяться на земли древнеямной культуры и органично, безболезненно смешиваться с «древнеямниками». В результате слияния двух родственных частей суперэтноса к середине 3 тыс. до н.э., возможно и ранее, образовалась катакомбная культура, вобравшая в себя элементы двух предшествующих археологических культур. Русы-катакомбники хоронили своих усопших в таких же грунтовых ямах, как и «древнеямники», но они вырывали в стене самой ямы ниши и туда клали тело. Слияние с северокавказскими русами резко ускорило развитие катокомбной культуры на безкрайних площадях, которые занимали прежде «древнеямники».
Более или менее спокойная до того степь пришла в движение. Началось расселение русов Кавказа, предгорий, южнорусских степей и Северного Причерноморья, о котором мы писали выше.
Катакомбная культура раздвигала свои границы. На западе она достигла земель трипольской культуры (русов с средиземноморскорасовй примесью) и оттеснила трипольцев со Среднего Днепра. Многие роды русов-катакомбников осели на территории будущей Польши. Они проникли также в области будущих Словении, Австрии, Венгрии, северной Югославии, Германии — об этом говорит посуда северокавказского типа, привнесённая в Центральную и северную Европу и прочие факты. Наиболее пассионарные пошли вернее и западней.
Русы-катакомбники несли в Европу самую совершенную технологию обработки металлов, развитое скотоводство и, главное, язык русов, который органично накладывался на менее развитый язык прарусов Европы, способствуя его развитию. Расселение русов-катакомбников в целом ускорило ход развития европейских русов-автохтонов и реликтовых предэтносов, обогатило общую культуру суперэтноса. Но так же не привело пока к вычленению крупных самостоятельных сыновних или дочерних этносов.
Не привело к этому даже слияние катакомбников в Центре Европы с русами культуры колоколовидных кубков, которая расселялась по Европе навстречу катакомбникам. Судя по всему, носители культуры колоколовидных кубков сами находились в ранней индоевропейской стадии развития. И смешение их с катакомбниками было вполне естественным и понятным. Родственные, но во многом и различающиеся роды русов, находили мирный язык в Центральной Европе. И прекрасно сосуществовали. Если бы подобное происходило с разноязыкими, совершенно чуждыми друг другу народами («культурами»), как считает большинство историков «классической школы», никакого взаимопроникновения бы не произошло, и безконечные стычки и бои в центре Европы привели бы к упадку, разорению и возвращению к неолиту… чего Мы не обнаруживаем.
Подобные процессы происходили и в лесостепной зоне Восточной Европы. Русы, переселяющиеся с предгорий Северного Кавказа и южнорусских степей, связанные с русами днепровско-деснинской культуры, продвинулись до ярославских, московских земель и будущей Брянщины, мирно сливаясь с местными родами русов и оставляя после себя уже характерные для этого слияния памятники фатьяновской археологической культуры.
Замкнув многотысячелетний круг переселений по всему миру часть русов, вернулись к себе домой, на земли Русской равнины где искони жили их предки прарусы. Слияние родственных родов подготовило почву для появления тех самых уже исторических русов нордического и восточноевропейского типов, которых мы идентифицируем с будущими русскими.
Хотя в действительности картина великого этногенеза не столь проста. И прослеживается она только в ядрах этносов. В этнококонах она весьма расплывчата, как и сами этнококоны.
С трипольцами у русов катакомбной культуры подобной идиллии не получилось. Скорее всего потому, что русы-трипольцы уже значительно утратили основные внешние признаки суперэтноса в результате смешения с негроидными предэтносами Средиземноморья и приобрели темные и волнистые волосы, темные глаза, низкорослость, грациальность… То есть они могли восприниматься высокорослыми, светловолосыми и сероглазыми катакомбниками как чужаки, с которыми лучше не смешиваться и не родниться, а которых лучше оттеснить с плодородных и привольных земель.
В результате часть трипольцев вынуждена была уйти с обжитой родины и переселиться в Средиземноморье, и в частности на острова — Крит и другие. Вопрос только в одном — переселиться или вернуться?
В современной исторической литературе трипольцы порой отождествляются исследователями с коренными русами-славянами, нашими прямыми предками. Это не так. Русов-трипольцев можно назвать, подобно русам-натуфийцам тупиковой ветвью, деградировавшей в результате чрезмерной гибридизации с негроидными племенами, активно проникающими через Средиземноморье в Европу. Да, такого массированного натиска иноэтнических волн на суперэтнос, как на Ближнем Востоке, Европа в 4—3 тыс. до н.э. ещё не знала, но средиземноморскорасовое влияние на европейцев-южан было уже весьма ощутимым.
*
Ю. Д. Петухов.



Коментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.