Запад — рабовладельческая «цивилизация» людоедов — «охотников». Паразитарный симбиоз.

«Не заражайтесь бессмыслием Запада — это гадкая помойная яма, от которой кроме смрада ничего не услышите. Не верьте западным мудрствованиям, они ни вас и никого к добру не приведут…».
Леонтий В. Дубельт.
«Совершенно ясно, что Европой… правят люди обезумевшие, что нет преступления, на которое они не были бы способны, нет такого количества крови, которое они побоялись бы пролить…Известно, что мы, люди Союза Социалистических Советов, мешаем жить группе всемирных грабителей и убийц и что они очень хотели бы частью уничтожить нас, частью обратить в рабство».
Максим Горький.
От людоедов зверообразных к людоедам «цивилизованным». Охотники Запада.
Для того чтобы понять, что происходит в мире, на нашей планете, надо знать расклад сил и что собой представляют эти силы. К сожалению, наши записные политологи и аналитики ничего этого не знают. Мало того, они не знакомы ни с антропологией, ни с этнологией, ни с теорией реальной эволюции и сверхэволюции, ни с азами генетики и расологии. Обладая багажом демагогических познаний середины XIX в. (да и то вряд ли), они пытаются делать анализы и давать нам прогнозы. Смешно. И достаточно глупо. Все они, даже «державники», обыгрывающие идеи «патриотизма», — есть «западники», страдающие, по выражению классика, чужебесием. Почему? Потому что они в своих аналитических исследованиях используют «постулаты», которые Запад ввёл в обиход со своей целью, всегда быть правым. Запад установил свои правила в своей игре. И навязал её всему миру. В том числе и «европейски образованным» патриотам и славянофилам. Играя в игру Запада по его правилам, на его поле, мы никогда не выиграем. Мало того, мы даже не поймём, что это за игра и с кем мы играем. А политологи нас только запутают, напустив «западного тумана» даже там, где ему и вовсе не место. Ну да бог с ними!
Нам надо точно представлять, что такое Запад, западная цивилизация, что такое Англия и Америка. Чем Запад отличается от России. И чем люди Запада отличны от нас. Корни проблем именно в этом. Корни не в воспитании, образовании, идеологиях и болтологиях, а в корнях.
Человек современного типа появился пятьдесят тысяч лет назад. Это был Хомо сапиенс сапиенс. Мы, русские и некоторые восточно-европейцы, его прямые потомки. Мы наделены как абстрактным мышлением, так и образным (душой). Мы находимся на восходящей линии эволюции на порядок выше предшествующего нам типа людей — неандертальцев.
Хомо сапиенс неандерталенсис (это научное название) прожил в Европе свыше шестисот тысяч лет. Не сумел создать цивилизаций. Не смог овладеть членораздельным языком. Не был наделён образным мышлением (душой) — это факт антропологии. Неандерталец был охотником. И когда не хватало обычной животной пищи, он был людоедом. А частенько он бывал людоедом и при обилии пищи, особенно если ему удавалось покорить или уничтожить соседнее племя. Человечина, особенно головной и костный мозг, были любимым лакомством неандертальца. Созидать он не мог, да и не хотел. Он научился разжигать огонь, владеть камнем и дубиной как оружием. И всё. Неандертальцы отличались алчностью и чрезвычайной жестокостью — они могли загнать и уничтожить табун диких лошадей в тысячу голов, заранее зная, что не съедят и сотой доли убитых ими животных. Инстинкт охотника у неандертальцев был сильнее их разума. Этому имеются археологические свидетельства.
Но держать в загоне скот и разводить его они уже не умели, это выше их способностей. Угнанных людей чужого племени они загоняли в пещеры и постепенно съедали. Людоед-неандерталец не восходил по пути эволюции. Он оставался все шестьсот тысяч лет зверообразным хищным охотником, истребившим в своей алчи и весь животный мир каменного века, он был зверочеловеком — хишником-людоедом.
Новый человек, наш с вами предок, расселяясь по Европе сорок тысячелетий назад, уничтожил часть неандертальцев ассимилировал другую, большую часть. Это был длительный процесс. И вот от скрещивания Хомо сапиенс неандерталенсис и Хомо сапиенс сапиенс, от смешения неандертальцев-людоедов и наших предков на белый свет появились первые западноевропейские племена грубых, костистых, абстрактно мыслящих гибридных архантропов, наделённых инстинктом агрессивного хищника. От наших пращуров они получили язык и способности к более тонкой мыслительной деятельности. Но от своих предков-людоедов они сохранили ещё большую часть признаков. Они сохранили врожденные инстинкты и навыки охотников, причем, охотников не только на зверей, но и на людей. Они сохранили хищные и даже хищнические инстинкты более грубого и архантропичного подвида зверолюдей.
Именно эти определяющие признаки одних, и, соответственно, других разделили Европу на два типа общества, на два типа цивилизаций: на восточноевропейских тружеников-созидателей и западноевропейских неандерталоидных «охотников», чрезвычайно хищных, алчных и предприимчивых в поисках добычи. Именно эти ! признаки разделяют два «мира», именно благодаря наличию их русский человек не может понять прагматичности и бесчеловечности, «двойной арифметики» западного человека, а тот, в свою очередь, никак не понимает «загадочной русской души», абсолютно недоступной его абстрактному мышлению архантропа-«охотника». На планете сложились два чуждых мира. Генетически чуждых.
Не зная этих основ, невозможно анализировать историю и систему отношений Запада и России. Никак нельзя! Как нельзя анализировать и прогнозировать отношения динозавров и млекопитающих, считая их одним видом. И тем не менее тысячи «политологов» и «социологов» год от года выдают нам свои невежественные наблюдения как истину. И мы слепо верим им.
Вся история Запада вплоть до наших дней показывает нам, что преодолеть генетику никаким посылом искусственного гуманизма невозможно, «охотник»-людоед при всех обстоятельствах остается «охотником»-людоедом, в какую пробирку его не помещай, как ни воспитывай, какое образование ни давай и какие законы ни пиши. Это генетика. Созидатель-труженик будет созидать и пожинать плоды труда своего, по мере сил защищая себя и свои плоды. «Охотник»-людоед будет охотиться на людей и похищать плоды трудов их, присваивать чужое.
Вся история Запада есть история «охотников», грабящих окрестных созидателей, свозящих плоды трудов их и сокровища земель их в свои «пещеры» и «логова», в данном случае в Западную Европу, а заодно и (по своей «людоедской» привычке) угоняющих созидателей в рабство, заставляющих их работать на себя.
То, что мы называем «просвещенной Европой» и «цивилизованным миром» — есть «мир» охотников-людоедов, ограбивших всех, до кого могли дотянуться их алчные руки. И не более того. Только в этом секрет их «высокого уровня» жизни посреди ограбленного ими нищего человечества. И ещё — в звериной прагматичности, в отсутствии души.
Охотники-людоеды Ближнего Востока. Симбиоз зверолюдей-«охотников»
Но Хомо сапинс сапиенс породил «охотников» не только в Европе. Смешением с неандерталоидами-людоедами Аравии и Ближнего Востока, он породил не менее алчных гибридных «охотников» и работорговцев ближневосточного, а точнее, выражаясь научно, переднеазиатского типа (часть малой переднеазиатской расы ).
—XVII вв. н.э. «охотники»-людоеды Запада и Востока, Западной Европы и Передней Азии сошлись, и в течение двух веков родили тот чудовищный симбиоз, того «глобального монстра», который превратил всю планету (почти всю) в поле своей беспреыюй охоты-наживы. Это симбиоз протестантского архантропического Запада и ростовщическо-талмудического, а точнее, каббалистического, неандерталоидного Ближнего Востока. Симбиоз двух наиболее хищных и алчных популяций «охотников» породил «дикий капитализм», убивающий в человеке человека, построил общество безумного потребления, трансформировавшееся в XX в. в общество истребления, и поставил Человечество на грань необратимой дегенерации, депопуляции и самоуничтожения.

Чудовищный симбиоз человекообразных хищников, наделённых изощренным разумом, но лишенных души питекантропов, и их власть над человечеством можно сравнить со стаей обезумевших от крови шакалов в огромном стаде и их абсолютной кровожадной властью над этим безропотным стадом. Такое сравнение может не всем понравиться. Но на зеркало грех пенять. Это факт нашей жизни.
Симбиоз убийц-людоедов сложился не сразу. Как это было.
Запад: трансформация стай охотников-людоедов в «общество» охотников-рабовладельцев, паразитирующих на рабах.
Итак, наши предки, Хомо сапиенс сапиенс, обживая Европу и продвигаясь на её запад, смешивались с архантропами-неандертальцами, охотниками-людоедами. Это смешение очеловечивало архантропов, давало им язык, навыки культуры и гибридный разум. Но далеко не везде и не всем гибридным архантропам передались навыки созидания, способности к творчеству и полезной трудовой деятельности или, как принято говорить в науке, к ведению «производящего способа хозяйства».
Получив способность говорить, общаться, координировать свои действия, получив более высокий интеллект, значительная часть западных гибридных архантропов-неандерталоидов, тем не менее, по менталитету, генетически осталась «охотниками» и, в том числе, — «охотниками на людей».
В течение шестисот тысячелетий их предки-людоеды нападали на иные племена, угоняли добычу к себе. Часть людей они съедали сразу. Другую часть загоняли в пещеры, загоны и держали там как запасы пищи, постепенно поедая и пленников. Использовать пленных в качестве рабов неандертальцы-людоеды в силу своего недостаточного развития не могли, не умели. Пленники были только пищей и живыми консервами.
Получив в смешении с Хомо сапиенс сапиенс достаточно высокие разумные способности и (это был очень длительный процесс) узнав, что есть существа отличные от них, способные к выращиванию зерновых, содержанию скота, построению жилищ, архантропы, не способные к труду, стали угонять всё больше и больше людей подвида Хомо сапиенс сапиенс и не только поедать их, но и использовать в качестве рабов, трудовой силы, способной обеспечить их всем необходимым, в том числе и едой. Ещё тысячелетия у архантропов-каннибалов ушли на то, чтобы понять простую истину — значительно выгоднее и практичнее не съедать угнанных людей, а паразитировать на их труде, жить, потребляя произведенные ими продукты питания, жить в выстроенных ими домах. Архантропы-«охотники» уяснили, что не обязательно нужно самим что-то пытаться делать, что проще умыкнуть людей-созидателей и заставить их работать на себя. «Охотники» имели менталитет паразитов.
Таким образом зародилось «рабовладельческое общество». И причиной тому стало не расслоение внутри рода, племени, союза племен и т.д. самих бывших общинников на «классы» эксплуататоров и эксплуатируемых — это всё марксистско-иудаистические измышления примитивистов западной школы, не способных с позиций западной философии, социологии и политэкономии объяснить феномен «возникновения семьи, частной собственности, капитала» и рабовладельчества. В среде восточных европейцев, ведущих «производительный образ хозяйствования» рабства не было никогда. И не только потому, что наши предки, прямые потомки Хомо сапиенс сапиенс, были более высокоорганизованным н одушевленным подвидом, но и потому что каждый из них в отдельности и все вместе (род, племя, этнос, суперэтнос) они могли сами себя обеспечить всем необходимым, получая помимо прочего — моральное удовлетворение от плодов труда своего. Это были уже люди очень высокого порядка. Именно люди, а не архантропы и не питекантропы регрессирующего подвида.
Сами неандертальцы, подвид Хомо сапиенс неандерталенсис, не представлял для человека современного типа смертельной угрозы. Неандертальцы-людоеды не могли противостоять человеку, обладающему речью, способностью к координациям действий в роде, племени. Они были обречены на вымирание. Новый подвид просто вытеснил их. И они вымерли. Но они оставили после себя неандерталоидов — гибридов неандертальцев и человека современного типа. И, как показала вся история Человечества, именно эти гибридные носители архантропии и стали главной проблемой земной цивилизации, главной бедой и угрозой самого существования нашего рода — Хомо сапиенс сапиенс.
Неандерталоиды, гибридные носители «присваивающего способа хозяйства», стояли на значительно более низкой ступени развития. Они не были способны даже к элементарному землепашеству, к азам сельского хозяйства. По этой причине земледелие и пришло на запад Европы через тысячелетия после своего зарождения. И пришло оно, как вместе с его вольными носителями-русами, и с теми угнанными русами-индоевропейцами, которых «охотники-людоеды» угнали и обратили в рабов.
Хомо сапиенс сапиенс, прарусы, русы-индоевропейцы, русы, славяне создали великие цивилизации, в которых не было рабов и рабовладельцев. Русо-индоевропейское, арийское, славянское общество естественно делилось на три взаимосвязанные части: 1) волхвов; 2) воинов и князей; 3) крестьян, ремесленников и торговцев. Это было арийское, народно-аристократическое общество, в котором сын земледельца шёл в дружину, становился воином, защитником рода и народа, а затем, с годами, брался за плуг и кормил род или становился волхвом, а лучшие из воинов, умные, сильные, справедливые, способные рассудить все споры и тяжбы, становились князьями, царями — и даже когда их власть передавалась по наследству, обучали детей и внуков жить и править ради рода, ради Державы, ради народа своего. Это было общество аристократическое сверху донизу, в нём не было места ни рабам, ни рабовладельцам, ни жуликам, ни ростовщикам, ни спекулянтам, ни мародёрам. Любые попытки паразитировать за счёт рода и его членов выявлялись и осуждались волхвами, общиной, пресекались княжеской властью. В этом обществе не было места поклонению «золотому тельцу», страстям к наживе, унижениям, убийству и ограблению ближних, в нём не было места животному праву «сильного», хищной похоти и похотливому вырождению. Это общество стояло на здоровых принципах: на уважении к труду, к старшим, к законной родовом власти, на таких абсолютных ценностях, как семья, здоровье, жизнь, Родина, род, народ. Это было общество будущего. Так распорядилась сама Природа, сам Бог, создавая Хомо сапиенс сапиенс, вкладывая в него душу и разум Человека, сына и наследника Высшего Разума Мироздания.
Архантропы-«охотники» Запада и Ближнего Востока признавали лишь насилие и богатство. Одно было тесно связано с другим. Они не знали аристократического общества ариев-русов, жили кланами-стаями. Они были связаны кровными узами и круговой кровавой порукой. Врождённая животная алчность порождала в них желание иметь всё и править всеми. Но созидать они не умели. Они умели убивать, грабить, угонять — «охотиться» на людей и на их имущество.
«Старейшие демократии» — людоеды-рабовладельцы.
Вот так появились первые рабовладельческие «государства». Кланы диких гибридных архантропов сбивались в большие воинственные стаи, нападали на расселяющихся по Европе людей нового типа, тружеников, созидателей и воинов. Нападали, всегда имея большое преимущество, внезапно, набегом — это сохранившийся в них генетически и до нашего времени основной признак людоедов-«охотников». Воинами они были никудышными, и при равных силах никогда не рисковали, проявляя звериную сметку. Разграбив селения людей-земледельцев, они угоняли их в рабство. В первые тысячелетия участь невольников была ужасна. Чтобы они не убежали, архантропы выкалывали им глаза, подрезали сухожилия на ногах, калечили. И заставляли работать на себя — строить дома, засевать землю, собирать урожаи, разводить скот. Молодых женщин делали рабынями-наложницами. И за счёт этого постепенно приобретали всё больше признаков людей, становились «человекообразными». Но при этом ядро каждого клана не утрачивало генетики «охотников за людьми», диких архантропов-каннибалов. Зверь оставался зверем.
На базе таких разраставшихся кланов-стай, паразитирующих на труде множества захваченных пленников-рабов, и стали появляться в Средиземноморье первые так называемые «демократии», которым нынешние «демократы» поют медоточивые гимны. Западный мир, генетический наследник этих «демократий», всячески превозносит их, обеляет, очеловечивает и выставляет как единственно приемлемую форму человеческого социума — демократию западного образца.
Эти «демократии», в том числе и «древнегреческие», стояли на разбоях, грабежах, убийствах, пытках, насилии и использовании самым гнусным образом труда людей, стоящих на более высоком уровне развития. «Демократии» Древнего мира стали ответом «очеловечивающихся» в ходе гибридизации архантропических кланов на русо-индоевропейское, арийское народно-аристократическое общество. Архантропы, не способные сами к созиданию, «создавали» свой неолюдоедский мир, свою неоканнибальскую «цивилизацию» руками десятков и сотен тысяч насильственно обращенных в рабство людей.
Вот определение демократии. Демократия — это власть паразитарного клана гибридных архантропов над множеством людей-созидателей, людей нового типа, чей труд и чьи плоды труда перераспределяются в пользу властвующей архантропической элиты. Под понятием «демократия» таится самый жесточайший тоталитаризм кучки сверхциничных паразитов, поработивших идиотизированные ими массы.
В западных «демократиях», на территориях проживания неоархантропов (Западная и Южная Европа), само слово и понятие «раб, слуга» звучит как «склавус, славус, серб, сервус». И это не случайно. В 1 тыс. до н.э. и в 1 тыс. н.э. Восточную, Центральную и значительную часть Южной Европы заселяли протославяне, позже славяне. Они и были прямыми потомками, детьми и внуками ариев-русов, они и были новым подвидом Хомо сапиенс сапиенс, людьми-созидателями, народно-аристократическим обществом воинов-волхвов-земледельцев. Именно на их пограничные поселения налетали орды-стаи неоархантропов. «Охотники», потомки людоедов-неандертальцев, разоряли и грабили цветущие города и сёла, угоняли людей в рабство. Угоняли славян, сербов — людей высшего типа. Для демократов-рабовладельцев понятие «раб» и «славянин», «слуга» и «серб, серв» были идентичны. Поэтому они таковыми и остались в языках потомков архантропов-«охотников»  и в наше время. Это неопровержимый факт правоты наших выводов. Впрочем, западные историки романо-германской школы и не отрицают, что их народы в древности и Средневековье угоняли славян тысячами, заставляя работать на себя и перепродавая их. И это так, паразитарные псевдообщества (западноевропейские и семитские «цивилизации») не могли существовать сами по себе, они не были самодостаточными. Самодостаточными были только индоевропейские, арийские цивилизации (русов, славян, индоариев). Псевдообщества неоархантропов (носителей «потребляющего способа хозяйства») могли существовать и процветать только на рабском труде тружеников-созидателей (носителей «производящего способа хозяйства»), как это делал и делает дегенеративно-архантропический Запад. Или внутри народа-труженика, как это делали и делают более мелкие, но более энергичные ближневосточные паразитарные кланы-таборы.
Кланы и объединенные суперкланы неоархантропов-«охотников» достигали феноменального процветания, беспощадно эксплуатируя подневольных людей-созидателей. Мало того, запугивая и обольщая наиболее сильных из них, они получали воинов, не «охотников», как они сами, а настоящих воинов и целые боеспособные армии. При этом у власти и богатства оставались только сами генетические дегенераты-неандерталоиды. За власть они держались цепко, зная, что без власти они черви.
Получив в свои руки дружины, полки, армии, укомплектованные на пятьдесят-шестьдесят процентов славянами и русами (невольниками, детьми невольников), неоархантропы смогли перейти от тактики первобытных дикарских набегов и грабежей к поступательному захвату чужих земель. Одержимые звериной алчью «охотников»-людоедов, они пошли на восток и север.
В течение тысячелетия с лишним клан неоархантропов («элита») полностью вытеснил из Северной Франции, Скандинавии, Центральной Европы, Северной Италии, Подунавья, Порейнья, Полабья русов и славян. Это были наши исконные земли, земли русов и славян. Наши предки основали Лютецию (Париж), названную по имени славян-лютичей; на землях нынешней Германии, Австрии, Дании, Швеции, Норвегии также жили русы и славяне (за исключением двух зарейнских племён тунгров и неметов). Великий Рим был заложен русами-этрусками-расенами. Русы-венеты основали Венецию… Семнадцати-шестнадцати веков хватило кланам дегенератов, чтобы вытеснить нас на восток, в глухие леса Восточной Европы. Значительная часть русов и славян была захвачена на их землях в Европе, обращена в рабов, ассимилирована… Это было колоссальной потерей для славянства и цивилизации русов. Но именно это, именно ассимилированный высококачественный человеческий «материал», порабощенное славянство и дало все силы и могущество Западу (позже арабскому и тюркскому Востоку), практически всех деятелей западного искусства, западной культуры, науки и техники. Даже власть постепенно переходила к ассимилированным славянам и русам, забывшим своё происхождение, служащим клану неоархантропов.
Но кланы западных дегенератов-неандерталоидов не отпускали бразды правления. И не смиряли своей алчи «охотников». Они уже покоряли и грабили весь мир — Африку, Азию, Южную и Северную Америку. Они везде и повсюду использовали стратегию «охотников», никогда не нападали на равных или более сильных, Но, напав на слабых, они истребляли их (как многочисленные племена индейцев), порабощали. Сказочные сокровища всего мира, невиданные богатства свозились «охотниками» в их логово — в Западную Европу. Клан неоархантропов богател, наливался мощью и силой, оставаясь по сути генетическим дикарём-«людоедом», способным только убивать, грабить, порабощать. Не созиданием и умом, а тысячелетиями убийств, рабовладения, грабежей, насилия и тирании Запад обеспечил себе «превосходство» над иными странами и народами. Огромный и ненасытный «паразитарный» клан высасывал кровь и все соки из огромной планеты. И вырождался, дегенератизировался, одновременно разлагая и заражая своим трупным ядом всё вокруг…

Ближневосточные «охотники»-работорговцы.
Но Запад был не одинок в своём стремлении поработить и ограбить всё вокруг. Переднеазиатские, ближневосточные гибридные неоархантропы, плод смешения неандерталоидов и Хомо сапиенс сапиенс на Ближнем Востоке уже к 1 тыс. н.э. сформировались как паразитические кланы-стаи. Они не имели сил и звериной яри Запада. И потому они после многих столетий грабежей, умыканий людей и каннибализма перешли к иной тактике выживания. Они проникали в тела иных народов в качестве паразитирующих кланов-стай. Они занимались спекуляциями, ростовщичеством, не чурались грабежей, воровства, афер, махинаций, жульничества… Но наибольшую прибыль со временем им стала приносить работорговля. После появления первых семитских псевдогосударств арабов и подобных им оказалось, что сами архантропические «государства» носителей «потребляющего способа хозяйствования» существовать не могут, не способны. Выяснилось, что им нужны рабы и управляющие. И вот тут предприимчивые ближневосточные кланы дегенератов «охотников» наладили такой конвейер работорговли, что в арабские «страны», их не менее предприимчивым генетическим родственникам, потекли славяне, обращенные в рабов. Потекли сотнями тысяч…

Ближневосточный клан неоархантропов оказался самым успешным и умелым работорговцем в истории человечества. Работорговля дала ему огромный начальный капитал.

Вот на этом поприще, поприще работорговли людьми-созидателями, и сошлись два суперклана «охотников»- инволюционеров — западный и ближневосточный. Работорговля сказочно обогащала их. И уже вывозя миллионы рабов из Африки в Америку, они работали рука об руку.
Не было ни одной страны в Европе, откуда бы не выгоняли паразитарные ближневосточные кланы ростовщиков и работорговцев. Но подлинные хозяева этих стран и народов, кланы западных «охотников»-дегенератов, обладавших реальной властью, всегда возвращали их.
Окончательное слияние кланов паразитарных «охотников» произошло в Нидерландах и Англии. Планетарный клан неоархантропов начал формироваться и сформировался именно там, затем перешёл на Британские острова, имея свои филиалы во всех странах Западной Европы и главного, стратегического союзника в Ватикане. Это был, как мы уже писали, чудовищный симбиоз иудео-талмудизма, каббализма, сверхциничного протестантизма и иезуитства . Это был гибридный монстр неандерталоидов Запада и неандерталоидов Ближнего Востока, англосаксов-дегенератов и части дегенератизированных семитов. Тайными инициаторами симбиоза дегенератов-«охотников» Востока и Запада стала дьяволо-поклонническая (в лице Ийе-Хавы-Ваал-Зебуба) каббалистическая секта внутри иудаизма, наиболее ненасытные стяжатели и паразиты из числа денационализированных псевдоевреев (не путать с трудовым еврейством и русифицированными русоевреями). Испытав первичное отторжение со стороны кланов инволюционеров Европы, тоталитарная секта разработала для своих потенциальных сообщников, без которых захват власти сатанистами над планетой был невозможен, пригодную для них религию, ведущую к объединению восточных и западных кланов неоархантропов-каннибалов. Такой псевдорелигией стал протестантизм — иудаизированное псевдохристианство, поощряющее стяжательство (псевдохристианство, потому что сам Христос был абсолютным противником стяжательства, работорговли, ростовщичества, «финансовых пирамид» и прочих орудий обогащения дегенератов-неандерталоидов). Протестантизм был чрезвычайно удобной «религией» для ограбления всего мира и закабаления его. Он оправдывал эти стремления и даже трактовал их как богоугодные. Это было именно то, чего так долго не могли сформулировать и изложить в идеологической сфере своей хищнической деятельности сами западные неоархантропы. Католичество, даже всеми его «индульгенциями» и свободами грабить, действовать любыми методами («цель оправдывает средства»), не в полной мере удовлетворяло претендентов на мировое господство.
Симбиоз инволюционеров — тоталитарная власть неоархантропов.
Протестантизм стал тем связующим звеном, которое соединило западные и восточные кланы в единый клан неоархантропов. Местом основного обиталища клана и его штаб-квартирой стала Англия. Отсюда интернационализированный клан (симбиоз иудеоанглосаксонских неоархантропов) правил покоренной частью планеты, паразитируя на ней чудовищной всепожирающей опухолью, и всячески вредил непокоренным странам и народам (мы помним, что именно Англия стравливала все страны Евразии, тайно инициировала все войны, наживаясь на них, проводила секретные операции по устранению непокорных властителей, таких, как Иван Грозный, Петр I, Павел I, Франц-Иосиф, Николай I, Александр III, Николай II, И. Сталин, Л. Брежнев и т.д.). Троих последних ликвидировали совместно с США, куда «элитарный клан» неоархантропов перебазировался после Первой мировой войны.
Почему именно пресловутая «англосаксонская» часть неандерталоидного массива стала основным носителем генетических признаков неандертальцев-каннибалов? Потому что именно она подверглась меньшей ассимиляции со стороны Хомо сапиенс сапиенс. Континентальные народы Западной Европы в результате расселения прарусов и русов-индоевропейцев, а затем и массированного захвата таковых в качестве невольников практически растворились в этномассиве ассимилированных ими славян. То есть они сумели передать этим ассимилированным славянам свои диалекты и синтетические языки (романские, германские и пр.), но антропологически, генетически сами стали на 70—80 процентов славянами. Пресловутые «англосаксы», голландцы и некоторые иные этногруппы подверглись меньшему славянскому влиянию.

Восточное отделение Клана инволюционеров еще до образования симбиоза, до полного слияния с западным кланом «охотников» — людоедов в XVI-XVIII вв. привносит на Запад теорию и практику новых форм порабощения человечества. Иудеокаббалисты четко реагируют на «веяния времени». Они видят, что прямая работорговля теперь становится прибыльной лишь при торговле дикими, нищими африканцами и им подобными, тем с кого не возьмешь ничего большего, чем их мышечная сила. В отношении иных народов кланы иудеокаббалистов выстраивают иную схему. Схему «финансовых пирамид» — товарно-финансового и кредитного закабаления населения целых стран, а в итоге и всего населения планеты. Разработанная ими кредитно-банковская система с триумфом идёт по Европе, Азии, Америке… Клан инволюционеров понимает, что не надо опутывать каждого землянина кандалами и надевать на него колодки, это хлопотно и невыгодно. Прибыльней опутать всех и повсюду «денежной» паутиной, подчинить себе все рынки сбыта и финансовые потоки. Гигантская всемирная «финансовая пирамида». При соответствующей общественной морали (стяжательстве) и соответствующей идеологии это самая изощренная и самая действенная модель рабовладельческого общества. Последним препятствием на пути осуществления этой потрясающе циничной формы правления человечеством оставались народно-аристократические государства индоевропейцев, ариев, русов, устроенные по принципу недопущения закабаления и варварской эксплуатации коренных народов. Клан дегенератов идёт на свержение последних цитаделей арийского мира. Он инициирует «революции» в Нидерландах, Англии, Франции… А затем уничтожает империи ариев в Австро-Венгрии, Германии, России… Основные препятствия закабаления человечества устранены. И человечество закабаляется. Причем всё выстроено так умно и хитро с идеологической и социальной точки зрения, что подавляющее большинство представителей человечества даже не подозревает, что на каждого уже надет рабский ошейник и каждому отведено его место в глобальном планетарном бараке, что отныне и навсегда он, его дети, внуки, правнуки обречены работать на Клан дегенератов.

Именно неоархантропы Англии первыми понимают всю прибыльность толпоэлитарной финансовой рабовладельческой демократии, которую несут в мир их ближневосточные собратья-«людоеды». И Англия меняет тактику и стратегию ограбления человечества. Теперь кланы нераздельны. Теперь это один всесильный и могучий Клан дегенератов.
В течение нескольких веков Англия была цитаделью Клана инволюционеров, логовом интерохотников-людоедов. Только благодаря этому она стала самой крупной колониальной империей планеты, ограбившей три четверти планеты, уничтожившей миллионы людей по всему свету, продавшей в рабство десятки (если не сотни) миллионов людей.
Но, начиная с XVIII в., постепенно начинается инфильтрация отдельных дегенератов-«охотников» и целых кланов в Северную Америку. К концу XIX в. концентрация дегенератов-«охотников» там достигает значительной величины. А после Первой мировой войны Клан инволюционеров переводит свою главную штаб-квартиру в Нью-Йорк-сити. Колоссальные прибыли и защищенность океанами от порабощенных и зверски эксплуатируемых народов делает США наилучшим пристанищем Клана. Но второй по значимости филиал Клана инволюционеров остаётся в Лондоне и до сих пор. Лондон — вторая финансовая столица мира и первая — Европы.
На Второй мировой войне и на уничтожении десятков и сотен миллионов людей Клан инволюционеров наживает триллионы долларов и неоценимую в денежных величинах недвижимость на планете. Не меньшие богатства, капиталы и возможности Клан наживает на сокрушительной Третьей мировой, уничтожая и разоряя дотла своего вековечного противника — Великую Россию (СССР).
Клан инволюционеров после крушения своего главного врага и присвоения (не юридически, но фактически) всей его собственности, получает феноменальные возможности и плацдармы для ведения Четвёртой мировой войны — войны, направленной на закабаление и обращение в рабов тех народов, что ещё не захвачены им, для порабощения тех стран, что ещё не оккупированы неоархантропическим Кланом инволюционеров.

Если бы мы отрезали «западную Европу» от славяно-русского мира хотя бы на два-три столетия, результатом было бы возвращение неандерталоидов — «охотников» на пещерно-первобытный уровень.
Данное отступление сделано нами неслучайно. Только понимание происходящих в геосоциуме процессов даёт ключ к пониманию истории и этногенеза народов. Как бы ни были страшны или неприятны некоторые страницы человеческого бытия и подспудные законы, по которым это бытие вершится, исследователю знать о них необходимо. Без знания «тайных механизмов» Истории (и, как её составляющей, биоистории или антропоистории) любые исследования будут безплодными.

*

Ю. Д. Петухов.



Коментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.