Запрещенный прием

Мой папа Воробьев Борис Иванович, прошел «крым и рым» с 1939 по 1947 гг. Ходил в штыковую, не все фронтовики знают, что такое «ходить в штыковую». Этот вид боя применялся только в 1941г., затем был запрещен.

Дважды был в штрафниках, один раз в штрафном батальоне, второй раз в штрафной роте и на деле знал, что такое разведка боем, а в рукопашной был столько раз, что нет смысла описывать – не одна порватая глотка, не один откусанный нос… Штрафная рота отличается от штрафного батальона тем, что в батальоне есть шанс остаться раненым, но живым, а в роте такого шанса практически нет. Выходил оттуда, откуда никто не выходил. Всю войну на передовой. Начал войну офицером, а закончил ее, как и положено рядовым.

Построил все послевоенные стройки коммунизма…

Моя мама Воробьева Надежда Михайловна, надежная подруга и верная жена моего папы. Папа признавался ей в любви разно всю жизнь, каждый день с утра до вечера по многу раз. Не каждая жена способна вынести такой накал любви, а Надежда Михайловна легко вмещала этот безконечный поток любви и нежно его благодарила.

В 2005 году в ночь с 24 на 25 августа в 24.00 остановились настенные часы… Схоронил я бренные останки Русского Православного Исполина своими руками.

 



Коментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.